Вернуться на главную страницу
О журнале
Редакционный совет
Приглашение к публикациям

Личностные предпосылки страха гипогликемии у пациентов с сахарным диабетом 1 типа

Бизюк А.П., Коновалик Л.Т. (Санкт-Петербург, Россия)

 

 

Бизюк Александр Павлович

Бизюк Александр Павлович

кандидат психологических наук, доцент, доцент кафедры общей и клинической психологии; Первый Санкт-Петербургский государствен-ный медицинский университет имени академика И. П. Павлова, ул. Льва Толстого, 6-8, Санкт-Петербург, 197022, Россия.
Тел.: 8 (812) 338-66-00.

E-mail: a_biziuk@yahoo.com

 

Коновалик Лилия Тарасовна

студент шестого курса лечебного факультета, кафедра общей и клинической психологии; Первый Санкт-Петербургский государствен-ный медицинский университет имени академика И. П. Павлова, ул. Льва Толстого, 6-8, Санкт-Петербург, 197022, Россия.
Тел.: 8 (812) 338-66-00.

E-mail: konovalik2000212@gmail.com

 

Аннотация

Наличие сахарного диабета 1 типа (СД1) и переживание в анамнезе острой гипогликемии часто сопровождается появлением страха соответст-вующего состояния в будущем, параллельно приводя к перекосу самоконтроля пищевого поведения в пользу порой избыточного приема углеводосодержащих продуктов, что и приводит к отдаленным, но плохо осознаваемым в актуальный момент неблагоприятным последствиям. Предполагается, что неадекватность в оценке перспектив ухудшения здоровья может определяться комплексом личностных особенностей, дизадаптивно усиливающих подобный феномен.

Целью статьи является уточнение роли психологических качеств в формировании страха гипогликемии.

Методы  исследования: шкала оценки уровня личностной и ситуа-тивной тревожности Спилбергера-Ханина, пятифакторный личностный опросник (версия 5FPQ Heijiro Tsuji в адаптации А. Б. Хромова, методика «Тип отношения к болезни» (ТОБОЛ), опросник уровня субъективного контроля (УСК), методика «Шкала страха гипогликемии» (HFS-II).

Результаты: высокие значения страха гипогликемии наблюдаются при повышенных показателях экстраверсии, привязанности, самоконт-роля, экспрессивности и нейротизма. Этому же способствуют ипохондри-ческий и тревожный типы отношения к болезни. Тенденция к замкнутости, сосредоточенности на своих интересах, индивидуалистичности, самостоя-тельности, низкой эмоциональности и сниженной эмпатии характерны для более низких значений страха гипогликемии. Превентивные формы поведения более типичны для пациентов с реалистической оценкой событий.

Ключевые слова: сахарный диабет 1 типа, страх гипогликемии, экстраверсия, привязанность, самоконтроль, нейротизм, экспрессивность, тревожность, превентивное поведение

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Введение

Сахарный диабет, принадлежащий к группе метаболических заболеваний, в связи с растущей год от года распространенностью был признан одним из наиболее важных неинфекционных патологий с хроническим характером течения и высоким риском развития осложнений [1; 2].

С особенностями развертывания симптоматики, лечением и контролем диабета неразрывно связано такое понятие, как гликемия (концентрация глюкозы в крови), которая имеет тенденцию по своему уровню даже в течение суток значительно меняться от очень высоких до очень низких показателей [3; 4].

Нормальные значения гликемии достигаются за счет гормона инсулина, действие которого стимулирует поглощение углеводов тканями организма, а патологические обстоятельства возникают вследствие недостаточной выработки инсулина или при невосприимчивости к нему тканей организма [5]. На почве нарушения подобных механизмов выделяют сахарный диабет первого (инсулино-зависимый) и второго (инсулиннезависимый) типов (СД 1 и СД 2).

Специфической особенностью СД 1 типа является непременная корректность баланса между приемами инсулина и слежением за своим состоянием, что предполагает как дополнительную интроспективную нагрузку, так и привлечение для контроля аппаратурных приемов. Потеря бдительности в этой сфере может на одном полюсе явиться причиной либо остро развивающейся гипогликемической комы, несущей в себе очевидный потенциал витальной угрозы, либо, на другом поведенческом полюсе, становиться причиной целого ряда последствий для организма, которые в силу своей отдаленной «перспективности» не расцениваются больным как опасные для здоровья.

Гипогликемия может возникать внезапно, характеризуясь неприятными физи-ческими и психологическими симптомами, такими как дрожь, потливость, сонливость, тошнота, плохая координация движений, спутанность сознания, плохое настроение и потеря сознания [6].

Страх перед гипогликемией не только усиливает психологический стресс, связанный с диабетом, но также считается, что он оказывает поведенческое влияние на управление диабетом и метаболический контроль. Одной из основных областей исследований в этой области является гипотеза о том, что люди, опасающиеся гипогликемии, могут предпринимать корректирующие или противодействующие действия для предотвращения гипогликемии за счет нездорового высокого уровня глюкозы [6; 7], что становится барьером на пути к соблюдению режима лечения диабета [8], когда до 75 % пациентов, получающих лечение, могут не соблюдать предписанный им режим питания, либо даже намеренно пропускать или снижать дозы принимаемого инсулина [9].

Если нормальный или адаптивный страх, как эволюционно развитый механизм защиты от ожидаемой опасности, позволяет пациенту адекватно реагировать на риск гипогликемии [10; 11], то чрезмерный страх перед гипогликемией может мешать самоконтролю, но общее безразличие к гипогликемии также может поставить под угрозу физическое благополучие таких лиц. Гипогликемия представляет большую угрозу для таких пациентов, поскольку у них отсутствуют эндогенные механизмы для выявления и устранения этой потенциально опасной для жизни ситуации. Больший страх гипогликемии у этих пациентов понятен, и мотивация поддерживать повышен-ный уровень глюкозы в крови не только уместна, но и потенциально может спасти жизнь [7]. И это при том, что психологические факторы сами по себе могут оказывать существенное влияние как на возникновение диабета, так и его течение [12].

Таким образом, лечение СД 1 типа, учитывая его стадийность, включает в себя как фармакологическую, так и психологическую составляющую: инсулинотерапию, самоконтроль гликемии и вытекающую из них необходимость обучения принципам управления заболеванием [13].

При этом самоконтроль гликемии, включающий лабораторные анализы, глюко-метрию, системы непрерывного мониторинга гликемии, является неотъемлемой частью обязательной инсулинотерапии. Самоконтроль должен проводиться не менее 4 раз в сутки, в связи с отходом ко сну, приемами пищи, физическими нагрузками, оценкой потребляемых с едой углеводов [14] и физической активности. Несмотря на обременительность гликемического контроля, при его соблюдении отмечается значительное повышение качества жизни пациентов [4], особенно при наличии их специального обучения [15; 16].

Очевидно, что способности к самоконтролю и определенному характеру мотивации таких больных непосредственно связаны с их осведомленностью о расстройстве, личностными особенностями и типом отношения к болезни, возника-ющим в том числе и на фоне некоторого стресса [3; 17; 18].

И в отечественных и в зарубежных исследованиях уже предпринимались попытки обнаружить личностные особенности больных диабетом, но в получаемых данных при их анализе обнаруживается либо противоречивость, либо авторы вообще не находят различий психологических особенностей от нормативной выборки [19]. В других случаях такие различия выявляются [20] либо вновь утверждается, что этиологически значимой «диабетической личности» не существует [21], при том, что исследования влияния психологических факторов на течение заболевания и заболевания на личность больного все равно продолжаются.

Например, исследованиями японских ученых было показано, что если на момент поступления в больницу никаких связей между личностными качествами, измеренными по опроснику Большой пятерки (нейротизмом, экстраверсией, открытостью, добро-желательностью и добросовестностью) и уровнем сахара в крови получено не было, то после курса обучения и спустя несколько месяцев только уровень нейротизма стал единственной чертой, связанной с хорошим гликемическим контролем [22]. Аналогичные результаты были получены и в другом исследовании [23], показавшем взаимосвязь между нейротизмом и метаболическим контролем, когда высокие уровни этого показателя коррелировали с худшим контролем, при том, что интроверсия/экстраверсия подобной тенденции не выявила.

Для всех групп исследований продолжает оставаться открытым вопрос о том, являлись ли зарегистрированные различия уже существовавшими до начала заболе-вания, выступив как психосоматический фактор в качестве «провокаторов», либо их существование обусловливалось теми метаболическими, эндокринными сдвигами и социальными обстоятельствами, которые возникли уже как результат диабета.

В этом отношении определенный интерес представляют данные, касающиеся внутренней картины болезни таких пациентов, в соответствии с которыми 52,5 % считают свою болезнь "наказанием за что-либо, совершенное неправильно ими в жизни", а несколько меньшее число опрошенных (24,1 %) воспринимают появление заболевания как компенсацию "из-за утраты чего-либо необходимого в жизни" [24].

Ситуация осложняется и тем, что, часто начинаясь с детства, диабет приводит к нарушениям психосоциального функционирования человека уже у ребенка, формируя интровертированность, чувство незащищенности, вторично сопровождаясь детскими страхами, отрицающим отношением к заболеванию [25], эскапизмом и низкой выраженностью психологической защиты, уязвимостью к соматическим и личностным нарушениям [26], что, естественно, не может в дальнейшем не закрепляться в структуре личности больного. У подростков с сахарным диабетом 1 типа личностная тревожность и частота эпизодов тяжелой гипогликемии определенно и ожидаемо выступают как предикторы страха гипогликемии, что, по расчетным данным, составляет почти 50 % полученной по этому показателю дисперсии [27].

При исследовании 120 взрослых жителей Гонконга, страдающих инсулино-зависимым диабетом [28], 15 % респондентов сообщили о высоком уровне страха гипогликемии, который положительно коррелировал со временем после начала лечения инсулином, частотой госпитализаций по поводу гипогликемии и частотой гипогликемии, влияющей на трудовую жизнь. Замечено, что страх гипогликемии усиливается ночью и женщины, как правило, испытывали более высокие уровни страха, чем мужчины [29].

У детей и молодых людей с инсулинозависимым диабетом страдает и когнитивная составляющая [30; 31; 32]. Метаанализ, проведенный C. Tonoly и соавт. [33] для сравнения показателей когнитивного и управляющего (исполнительного) функционирования у детей и взрослых, продемонстрировал, что по мере увеличения продолжительности заболевания тяжесть таких потерь возрастает.

Другая сторона психической деятельности — эмоциональная составляющая у пациентов с сахарным диабетом тоже имеет определенную связь с течением заболевания. Показано, что у лиц с дисгликемией по сравнению с пациентами с нормогликемией наблюдаются раздражительность, сниженный эмоциональный фон, нейротические реакции [4], высокая тревожность, эмоциональное истощение, пассивность, чувство заброшенности и незащищенности [34], пациенты с СД 1 типа испытывают постоянный стресс [19], что в свою очередь снижает приверженность лечению [35].

Факторами риска для плохого гипогликемического контроля может выступать относительная тенденция испытывать меньше негативных эмоций и концентрироваться на нуждах других, а не на себе [36]. Исследования, проведенные на пациентах школьного возраста, показали, что те из них, у кого наблюдался плохой гликемический контроль, имели плохо развитые социальные навыки, они сообщали о небольшом количестве или отсутствии близких друзей, не ходили на свидания и избегали вечеринок из-за застенчивости и неспособности общаться с другими людьми и сверстниками [37]. Роль социофобии подтверждается и другими исследованиями [38].

В исследованиях, проведенных при помощи СМИЛ [19] у пациентов с СД 1 типа, достигших ремиссии, отмечается обособленно-созерцательная личностная позиция, аналитический склад мышления. Таким людям не свойственна импульсивность, что несомненно является преимуществом для организации лечения, однако замкнутость данных пациентов требует дополнительного внимания со стороны специалистов.

Но с другой стороны, исследование 618 больных с диабетом 1 и 2 типов в Университетской больнице Дижона показало, что к особенностям их личностного склада можно отнести нетерпеливость, потребность в самореализации и карьерные амбиции, и стремление к соперничеству [39]. Называются и такие психологические реакции у больных с сахарным диабетом, как отрицание, злость, разочарование, вина, печаль, принятие, фобические реакции, депрессия, тревога и расстройства пищевого поведения (синдром ночного питания) [40]. Особую роль в этом ряду играет депрес-сия, ухудшающая гипогликемический контроль по сравнению с теми пациентами, у которых ее нет [41; 42]. При этом по отечественным данным Д. А. Валиевой [43], у обследованных по опроснику СМОЛ пациентов с сахарным диабетом I типа высокий и очень высокий уровень тревожности имел место более чем у половины (54,8 %) больных, что не может не способствовать формированию настороженного отношения к гиполикемическим феноменам. И напротив, экстраверсия способствует лучшему принятию диабета и наравне с качеством добросовестности через ее мотивацию обеспечивает лучшую реализацию гипогликемического контроля [44].

С другой стороны, при оценке связи личностных особенностей с комплаент-ностью — пациенты, страдающие сахарным диабетом и 1 и 2 типов и обнаруживающие высокий и повышенный уровни выраженности нейротических черт (аффективной неустойчивости, интровертированной направленности личности, неуверенности в себе), обладали более высоким уровнем готовности следовать рекомендациям врача [20], то есть играли формально положительную (через корреляции) роль в отношении к болезни.

Таким образом, данные, касающиеся личностных особенностей больных диабетом, довольно противоречивы, начиная с того, что имеют они или не имеют какого-либо специфического склада личности [8; 45], и заканчивая такими частными вопросами, как влияет ли возраст на соблюдение правил контроля гипогликемии [46; 47].

Так или иначе, но на фоне такого хронического заболевания, как сахарный диабет 1 типа, отмечается наличие характерных копинг-стратегий, к числу которых относят: поиск социальной поддержки, избегание [48], использование самоконтроля и конфронтационного копинга [49].

Таким образом, несмотря на кажущуюся логичной взаимосвязь между высоким уровнем страха и бо́льшим контролем состояния, исследования показали [50; 51; 52; 53], что страх гипогликемии связан с меньшим контролем над состоянием. По результатам исследования, проведенного Черной М. Е. и Волковой А. Р. [50], у пациентов с невысоким уровнем страха гипогликемии выявлена значимо меньшая вариабельность гликемии, тогда как у пациентов с выраженным страхом этого расстройства инциденты происходили чаще. Кроме того, при наличии страха формируется внутренний конфликт, вынуждающий пациентов поддерживать гипер-гликемию, сопровождающийся нарушениями социального взаимодействия пациентов, снижением их трудоспособности, нарастанием депрессии и тревоги.

Материалы и методы

Выборка представлена группой пациентов, поступивших на коррекцию схемы терапии в эндокринологические отделение ПСПбГМУ им. акад. И. П. Павлова в 2022-2023 годах. Выборка составила 63 человека, средний возраст исследуемых — 29 лет. Из них 37 (59 %) женщин и 26 (41 %) мужчин. Средний возраст начала заболевания у пациентов — 20,4 лет. 72,7 % пациентов имели в анамнезе 3 и более приступов гипогликемического криза.

Психодиагностический арсенал исследования включал шкалу тревоги Спилбер-гера —Ханина, пятифакторный личностный опросник (версия 5FPQ Heijiro Tsuji в адаптации А. Б. Хромова [54]), методику «Тип отношения к болезни» (Л. И. Вассерман, А. Я. Вукс, Б. В. Иовлев, Э. Б. Карпова), опросник уровня субъективного контроля (УСК) [55], методику «Шкала страха гипогликемии» (Hypoglycemia fear scale-II) (HFS-II).

Для статистического анализа в работе использовался программный пакет SPSS Statistics 23.0. Был проведен частотный анализ, описание средних значений, сравнение средних значений по t-критерию Стьюдента, корреляционный анализ.

Результаты исследования и их обсуждение

Обнаружено, что около половины обследованных (48 %) имели низкий уровень экстраверсии, у 30 % выявлен средний уровень экстраверсии, и у 22 % испытуемых данный показатель соответствовал высоким значениям.

По результатам оценки выраженности фактора привязанности обнаружено, что у большинства обследованных (56 %) имели место низкие значения данного фактора, что говорит о выраженном стремлении к независимости, дистанцированию от окружающих людей и незаинтересованности в них.

При оценке фактора самоконтроля низкие значения были выявлены у 59 % обследованных, средние значения — у 29 % и высокие значения — у 13 %. Таким образом, большинство пациентов с сахарным диабетом 1 типа достаточно импульсивны, могли быть склонны к необдуманным поступкам и избеганию волевых усилий. При этом 29 % испытуемых характеризовались достаточно развитым самоконтролем, а 13 % характеризовались повышенной добросовестностью, обязательностью и сознательностью.

У большинства пациентов показатель фактора нейротизма находился на низком уровне, что говорит об эмоциональной уравновешенности и стабильности (52 % респондентов), или на среднем уровне выраженности, из чего можно судить о сбалансированности их эмоциональных переживаний.

При исследовании личностной и ситуативной тревожности были получены следующие результаты (табл. 1). В группе низкого страха гипогликемии наблюдался умеренный уровень ситуативной тревожности (36,03 балла) и умеренный уровень личностной тревожности (37,66). В группе высокого страха гипогликемии наблюдается тенденция к высоким показателям ситуативной (41,74) и личностной (42,61) тревожности, при этом различия между группами сравнения статистически достоверны.

Таблица 1.   Различия показателей тревожности в группах с низким и высоким страхом гипогликемии (в баллах)

 

Таким образом, уже на уровне сопоставления средних значений была обнаружена связь общей тревожности с высокими показателями страха по методике HFS-II.

По результатам оценки средний показатель шкалы превенции HFS-II составил 28,48 ± 9,08 (максимально 75 баллов) (табл. 2); по шкале страха гипогликемии средний показатель составил 57,97 ± 15,6 (максимально 90 баллов), что соответствует невысокому эмоциональному и поведенческому страху (из-за отсутствия пороговых значений для данной шкалы на отечественной выборке, разделение испытуемых на группы производилось по соответствующей медиане общего страха, равной 70,25 балла). Повышенные показатели по шкале превенции отмечались лишь у 5 пациентов (8 % обследованных); а высокий уровень страха по шкале эмоционального реагирования регистрировался у значительно большего числа пациентов с сахарным диабетом (26 пациентов или 41 %). Таким образом, в структуре общего страха гипогликемии при умеренной (в среднем) по выраженности эмоциональных переживаний, связанных с ней, поведенческие реакции, направленные на превенцию данного состояния, со слов пациентов, были относительно более слабыми.

Таблица 2.   Статистические данные по уровню страха гипогликемии

 

Если же проводить сопоставление со среднестатистическими зарубежными данными [56], то оценочные характеристики полученных показателей по соответ-ствующим шкалам меняются. В этом исследовании психометрических свойств методики средний балл по шкале превенции 777 взрослых, страдающих диабетом 1 типа, составлял в разных подгруппах больных от 17,2 до 18,8 балла, а средний балл по выраженности эмоционального реагирования — от 19,9 до 34,0 баллов. Это значит, что в отечественной выборке имеется относительно существенное превышение показа-телей по обеим рассматриваемым шкалам.

Сопоставление полученных нами данных может быть произведено и по аналогичным исследованиям, предпринятым на 77 пациентах с СД-1 М. Е. Черной и А. Р. Волковой [50]. Здесь средняя величина шкалы беспокойства составила 37,5 балла, а шкалы превентивного поведения — 26 баллов, что в последнем случае незначительно отличается от результатов нашего исследования. А в отношении эмоционального компонента страха различия существенны, что, по-видимому, объясняется тем, что основная масса обследованных находилась в стационаре сразу после перенесенного приступа гипогликемии.

Результаты сравнения выраженности личностных особенностей у пациентов с высоким и с низким уровнем страха гипогликемии представлены в таблице 3. Как видно из таблицы, для всех факторов личности отмечаются достоверные различия между группами пациентов.

Таблица 3.   Сравнение выраженности факторов личности у пациентов с
низким и высоким общим страхом гипогликемии

 

По фактору «экстраверсия» выявлены различия на высоком уровне значимости (p<0,01), то есть пациенты с высоким общим страхом гипогликемии отличаются большей открытостью, общительностью и активностью, нежели пациенты с низким общим страхом гипогликемии, что противоречит зарубежным данным. Бо́льшая выраженность фактора привязанности (отзывчивости и эмпатичности) также выявлена в группе пациентов с бо́льшим страхом гипогликемии, что можно рассматривать как срабатывание защитных механизмов.

Показатели самоконтроля у пациентов с высоким и низким уровнем страха гипогликемии отличаются в пользу пациентов с высоким общим страхом, что психологически объяснимо как механизм предотвращения угрожающих неприятностей. Аналогичные соотношения наблюдаются и для показателей нейротизма и экспрес-сивности.

Попытка выявления связей страха гипогликемии с психологическими харак-теристиками на уровне корреляций выявила следующие закономерности (рис. 1 и 2).

Рисунок 1.   Структура связей между личностными особенностями и показателями страха гипогликемии.

 

Показатель предупреждающего гипогликемию поведения как системообразу-ющий фактор обнаружил отрицательные связи со всеми факторами личности на высоком уровне значимости, то есть более высокая превенция гипогликемии наблюдается в совокупности с более низкими факторами экстраверсии, привязанности, самоконтроля, экспрессивности и нейротизма. Таким образом, у людей более замкнутых, погруженных в свои интересы, с выраженной индивидуалистичностью, самостоятельностью, приземленностью, реалистичностью и меньшей эмпатичностью выше склонность прибегать к мерам по превенции гипогликемии (остается вопрос о достаточности или избыточности таких мер).

Показатель эмоционального компонента страха обнаруживает прямо противопо-ложные — положительные — связи со всеми рассматриваемыми факторами личности, наиболее выраженные для показателя экстраверсии и наименее выраженные — для самоконтроля. Другими словами, аффективный компонент, по нашим данным, находится в своеобразно антагонистичных отношениях с превентивным поведением, когда оно опосредуется личностными особенностями.

В качестве центральной тенденции общий показатель страха гипогликемии продемонстрировал фактически те же положительные связи с факторами личности и тоже на удовлетворительном уровне достоверности (p<0,01; рис. 2). То есть с учетом вектора корреляции аффективная сторона своеобразно по влиянию «перекрывает» механизмы предупреждения осложнений.

Рисунок 2.   Структура связей между личностными особенностями и общим страхом гипогликемии.

 

При анализе взаимосвязей ситуативной и личностной тревожности со шкалами превенции и шкалой страха гипогликемии выяснилось, что ситуативная и личностная тревожность связана со шкалой превенции сильной отрицательной связью, что хорошо согласовывается с аналогичной связью показателя нейротизма. Чем выше ситуативная и личностная тревожность, тем меньше пациентом предпринимается мер по избеганию гипогликемии. И наоборот — ситуативная и личностная тревожность имеет сильную положительную связь со шкалой страха гипогликемии.

Интернальность (внутренний локус контроля) продемонстрировала заметную отрицательную корреляцию с переживанием страха гипогликемии (r = -0,35; p<0,01) — чем выше уровень субъективного контроля, тем ниже страх гипогликемии с соответствующей альтернативой в отношении превентивных мер (r = 0,36; p<0,01).

При оценке выраженности разных типов отношения к болезни среди пациентов с высоким и с низким общим страхом тоже был обнаружен целый ряд тенденций.

Адаптивные типы отношения к болезни (гармонический, эргопатический и анозогнозический) как правило, сопровождаются низким общим страхом. Среди дезадаптивных типов интрапсихической направленности у пациентов с высоким общим страхом гипогликемии преобладают ипохондрический, тревожный и неврастенический (что, предположительно, может быть связано с высокой тревогой у данной группы в целом), а у пациентов с низким общим страхом гипогликемии преобладают меланхолический и апатический типы. Дезадаптивные типы отношения к болезни интерпсихической направленности представлены паранойяльным типом, для которого характерен повышенный страх гипогликемии, и сенситивным типом, с противопо-ложной тенденцией — быть относительно равнодушным к возможным осложнениям. Последняя тенденция, если не рассматривать ее как артефакт, требует специального анализа, поскольку лица с подобной акцентуированостью с позиции здравого смысла должны иметь повышенную чувствительность к потенциальным угрозам.

При анализе наиболее часто встречающихся типов отношения к болезни для каждой из групп было выявлено, что в группе пациентов с высоким общим страхом гипогликемии наиболее часто встречались ипохондрический и тревожный тип, в группе низкого общего страха наиболее частый тип отношения к болезни — эргопатический, за которым следуют гармоничный и сенситивный.

Выводы

1.

У лиц, страдающих диабетом 1 типа присутствует тенденция к замкнутости, сосредоточенности на своих интересах, индивидуалистичности, самостоятель-ности, низкой эмоциональности и сниженной эмпатии, приземленности, реалистичности, снижению самоконтроля.

2.

В структуре общего страха гипогликемии у пациентов преобладают эмоцио-нальные переживания, при этом менее выражены поведенческие реакции, направленные на превенцию данного состояния.

3.

Более высокие значения страха гипогликемии наблюдаются при повышенных показателях экстраверсии, привязанности, самоконтроля, экспрессивности и нейротизма. Тенденция к замкнутости, сосредоточенности на своих интересах, индивидуалистичности, самостоятельности, низкой эмоциональности и снижен-ной эмпатии характерны для более низких значений страха гипогликемии.

4.

У пациентов с высокой сосредоточенностью, самостоятельностью, реалистичной оценкой событий наблюдаются более выраженные превентивные формы поведения.

5.

Дизадаптивные типы отношения к болезни — ипохондрический и тревожный тип — сопровождаются формированием более высокого общего страха гипогли-кемии. Более адаптивные — эргопатический, за которым следуют гармоничный и сенситивный — позволяют препятствовать возникновению высокого уровня общего страха.

 

Список источников

1.  Маслова О.В., Сунцов Ю.И. Эпидемиология сахарного диабета и микро-сосудистых осложнений // Сахарный диабет. – 2011. – Т. 14, № 3. – С. 6–11. doi: 10.14341/2072-0351-6216

2.  Ярмолинская М.И., Андреева Н.Ю., Абашова Е.И., Мишарина Е.В. Экспери-ментальные модели сахарного диабета 1-го типа // Журнал акушерства и женских болезней. – 2019. – Т. 68, № 2. – С. 109–118. doi: 10.17816/JOWD682109-118

3.  Клинические рекомендации. Сахарный диабет 1 типа у взрослых / Дедов И.И., Шестакова М.В., Майоров А.Ю. [и др.] // Сахарный диабет. – 2020. – Т. 23, № 1S. – С. 42–114. doi: 10.14341/DM20201S

4.  Гликемический контроль, качество жизни и психологические характеристики больных сахарным диабетом 1 типа / Ю.А. Шишкова, О.Г. Мотовилин, Е.В. Суркова [и др.] // Сахарный диабет. – 2013. – Т. 16, № 4. – С. 58–65. doi: 10.14341/ DM2013458-65

5.  Сахарный диабет: эпидемия столетия / Ж.А. Анорбоев, Ш.Т. Умиров, О.Р. Салайдинов [и др.] [Электронный ресурс] // Science and Education. – 2023. – T. 4, № 5. – С. 555–564. – URL: https://openscience.uz/index.php/sciedu/article/ view/5756 (дата обращения: 13.05.2024).

6.  A critical review of the literature on fear of hypoglycemia in diabetes: Implications for diabetes management and patient education / D. Wild, R. von Maltzahn, E. Brohan [et al.] // Patient Education and Counseling. – 2007. – Vol. 68, no. 1. – P. 10–15. doi: 10.1016/J.PEC.2007.05.003

7.  Fear of hypoglycemia: quantification, validation, and utilization / D.J. Cox, A. Irvine, L. Gonder-Frederick [et al.]  //  Diabetes Care. – 1987. – Vol. 10, no. 5. – P. 617–621. doi: 10.2337/diacare.10.5.617

8.  Surwit R.S., Scovern A.W., Feinglos M.N. The role of behavior in diabetes care // Diabetes Care. – 1982. – Vol. 5, no. 3. – P. 337–342. doi: 10.2337/diacare.5.3.337

9.  Self-reported hypoglycemia in insulin-treated patients with diabetes: Results from an international survey on 7289 patients from nine countries / R. Emral, F. Pathan, C.A.Y. Cortés [et al.] // Diabetes Research and Clinical Practice. – 2017. – Vol. 134. – P. 17–28. doi: 10.1016/j.diabres.2017.07.031

10.  Przezak A., Bielka W., Molęda P. Fear of hypoglycemia – an underestimated problem // Brain Behav. – 2022. – Vol. 12, no. 7. – P. e2623. doi: 10.1002/brb3.2633

11.  Diabetes and emotional health: a practical guide for health professionals supporting adults with type 1 or type 2 diabetes / C. Hendrieckx, J.A. Halliday, L.J. Beeney [et al.]. – 2nd edition. – Canberra: National Diabetes Services Scheme, 2020. – URL: https://www.ndss.com.au/wp-content/uploads/resources/ diabetes-emotional-health-handbook.pdf (дата обращения 13.05.2024).

12.  Kalra S., Jena B.N., Yeravdekar R. Emotional and psychological needs of people with diabetes // Indian Journal of Endocrinology and Metabolism. – 2018. – Vol. 22, no. 5. – P. 696–704. doi: 10.4103/ijem.IJEM_579_17

13.  Смирнова О. М. Перспективы лечения и профилактики сахарного диабета 1 типа // Сахарный диабет. – 2000. – Т. 3, № 2. – С. 13–16.

14.  Старостина Е.Г., Анциферов М.Б., Галстян Г.Р., Дедов И.И. Эффективность программы интенсивного лечения и обучения больных сахарным диабетом 1 типа // Проблемы Эндокринологии. – 1994. – Т. 40, № 3. – С. 15–19. doi: 10.14341/ probl12004

15.  Ибрагимова Л.И., Филиппов Ю.И., Майоров А.Ю. Эффективность обучения и качество жизни у больных сахарным диабетом 1 типа на помповой инсулинотерапии // Сахарный диабет. – 2012. – Т. 15, № 1. – С. 35–40. doi: 10.14341/2072-0351-5977

16.  Ильина Е.И. Оценка эффективности обучения в школе диабета детей и подростков с сахарным диабетом 1 типа // Смоленский медицинский альманах. – 2021. – № 1. – С. 137–139.

17.  Исаченкова О.А., Роль стресса в патогенезе сахарного диабета и его осложнений, возможные механизмы развития и методы коррекции // Медицинский альманах. – 2008. – № 4. – С. 178–181.

18.  Stress-induced diabetes: a review / K. Sharma, Sh. Akre, Sw. Chakole [et al.] // Cureus. – 2022. – Vol. 14, no. 9. – P. e29142. doi: 10.7759/cureus.29142

19.  Хиева Е.В., Суплотова Л.А., Раева Т.В. Пути повышения эффективности обучения пациентов с сахарным диабетом 2 типа в условиях повседневной практики врача-эндокринолога // Уральский медицинский журнал. – 2019. – № 14 (182). – С. 44–47.

20.  Продовикова А.Г., Имайкина Л.Р. Связь личностных особенностей и компла-ентности у пациентов с сахарным диабетом // Психологические исследования. – 2023. – Т. 16, № 87. – С. 4. doi: 10.54359/ps.v16i87.1350

21.  Якунина Е.О. Влияние эмоций на заболевание сахарный диабет 1-го типа // Вестник науки. – 2021. – T. 3, № 5. – С. 30–34.

22.  Association between personality traits and glycemic control after inpatient diabetes education / T. Uchida, H. Ueno, A. Konagata [et al.] // Metabolism Open. – 2023. – Vol. 18. – P. 100244. doi: 10.1016/j.metop.2023.100244

23.  Psychological factors and their relationship to diabetes control / D. Gordon, S.G. Fisher, M. Wilson  [et al.]  //  Diabetic Medicine.  –  1993. –  Vol. 10, no. 6. – P. 530–534. doi: 10.1111/j.1464-5491.1993.tb00115.x

24.  Сидоров П.И., Соловьев А.Г., Новикова И.А. Социально-психологические аспекты качества жизни больных сахарным диабетом // Проблемы эндокринологии. – 2002. – Т. 48, № 1. – С. 9–13.  doi: 10.14341/probl11417

25.  Николаева А.А., Хабарова Т.Ю. Особенности социальной адаптации детей, заболевших сахарным диабетом [Электронный ресурс] // Центральный научный вестник. – URL: http://cscb.su/n/010201/010205.htm (дата обращения: 13.05.2024).

26.  Сафронов Д.А., Сурьянинова Т.И., Фетисова А.С. Особенности психологи-ческой адаптации детей, больных сахарным диабетом [Электронный ресурс] // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. – 2020. – № 1. – С. 52–57. – URL: https://applied-research.ru/ru/article/view?id=12996 (дата обращения: 13.05.2024).

27.  Predictors of fear of hypoglycemia in adolescents with type 1 diabetes and their parents / L.A. Gonder-Frederick, C.D. Fisher, L.M. Ritterband [et al.] // Pediatric Diabetes. – 2006. – Vol. 7, no. 4. – P. 215–222. doi: 10.1111/j.1399-5448.2006.00182.x

28.  Shiu A.T., Wong R.Y. Fear of hypoglycaemia among insulin-treated Hong Kong Chinese patients: implications for diabetes patient education // Patient Educ Couns. – 2000. – Vol. 41, no. 3. – P. 251–261. doi: 10.1016/s0738-3991(99)00084-1

29.  Fear of hypoglycemia in adults with type 1 diabetes: impact of therapeutic advances and strategies for prevention – a review / P. Martyn-Nemeth, S.S. Farabi, D. Mihailescu [et al.] // Journal of Diabetes and Its Complications. – 2016. – Vol. 30, no. 1. – P. 167–177. doi: 10.1016/j.jdiacomp.2015.09.003

30.  Чуваков Г.И. Особенности познавательных процессов у детей, больных сахарным диабетом // Проблемы Эндокринологии. – 1999. – Т. 45, № 2. – С. 3–6. doi: 10.14341/probl11726

31.  Neuropsychological profiles of children with type 1 diabetes 6 years after disease onset / E.A. Northam, P.J. Anderson, R. Jacobs [et al.] // Diabetes Care. – 2001. – Vol. 24, no. 9. – P. 1541–1546. doi: 10.2337/diacare.24.9.1541

32.  Neuropsychological profiles of young people with type 1 diabetes 12 yr after disease onset / A. Lin, E.A. Northam, D. Rankins [et al.] // Pediatric Diabetes. – 2010. – Vol. 11, no. 4. – P. 235–43. doi: 10.1111/j.1399-5448.2009.00588.x

33.  Type 1 diabetes-associated cognitive decline: a meta-analysis and update of the current literature / C. Tonoli, E. Heyman, B. Roelands [et al.] // J Diabetes. – 2014. – Vol. 6. – P. 499–513. doi: 10.1111/1753-0407.12193

34.  Лоскутова Э.А. Психосоматический аспект тревожности у лиц, страдающих сахарным диабетом // Вестник Марийского государственного университета. – 2018. – Т. 12, № 2. – С. 92–99. doi: 10.30914/2072-6783-2018-12-2-92-99

35.  Хуснуллина Е.В. Факторы, влияющие на комплаентность подростков, получающих лечение по поводу сахарного диабета // Инновационные технологии в эндокринологии: Сборник тезисов IV (XXVII) Национального конгресса эндокрино-логов с международным участием (Москва, 22–25 сентября 2021 года). – М.: Печатных Дел Мастер. – 2021. – С. 393.

36.  Personality correlates of glycemic control in type 2 diabetes / J.D Lane, C.C. McCaskill, P.G. Williams [et al.] // Diabetes care. – 2000. – Vol. 23, no. 9. – P. 1321–1325. doi: 10.2337/diacare.23.9.1321

37.  Psychological predictors of glucose control in patients with IDDM / J.D. Lane, B. Stabler, S.L. Ross [et al.] // Diabetes Care. – 1988. – Vol. 11, no. 10. – P. 798–800. doi: 10.2337/diacare.11.10.798

38.  Anxiety and depressive disorders in an adult insulin-dependent diabetic mellitus (IDDM) population: relationships with glycaemic control and somatic complications / S. Friedman, G. Vila, J. Timsit [et al.] // European Psychiatry. – 1998. – Vol. 13, no. 6. – P. 295–302. doi: 10.1016/s0924-9338(98)80047-3

39.  Personality types in individuals with type 1 and type 2 diabetes  /  A. Rouland, J.-Ch. Chauvet-Gelinier, A.-L. Sberna  [et al.] // Endocr Connect. –  2020. – Vol. 9, no. 3. – P. 254–260. doi: 10.1530/EC-19-0499

40.  Kalra S., Jena B.N., Yeravdekar R. Emotional and psychological needs of people with diabetes // Indian Journal of Endocrinology and Metabolism. – 2018. – Vol. 22, no. 5. – P. 696–704. doi: 10.4103/ijem.IJEM_579_17

41.  Depression and poor glycemic control: a meta-analytic review of the literature / P.J. Lustman, R.J. Anderson, K.E. Freedland [et al.] // Diabetes Care. – 2000. – Vol. 23, no. 7. – P. 934–942. doi: 10.2337/diacare.23.7.934

42.  Schram M.T., Baan C.A., Pouwer F. Depression and quality of life in patients with diabetes: a systematic review from the European depression in diabetes (EDID) research consortium // Current Diabetes Reviews. – 2009. – Vol. 5, no. 2. – P. 112–119. doi: 10.2174/157339909788166828

43.  Валиева Д.А. Психоэмоциональные особенности пациентов с сахарным диабетом // Вестник современной клинической медицины. – 2014. – Т. 7, № 1. – С. 69–77.

44.  Type II diabetes and personality; a study to explore other psychosomatic aspects of diabetes / M. Esmaeilinasab, M. Ebrahimi, M.H. Mokarrar [et al.] // Journal of Diabetes and Metabolic Disorders. – 2016. – Vol. 15. – P. 54. doi: 10.1186/s40200-016-0281-3

45.  Трофимова Г.И., Горшков И.П., Волынкина А.П. Психологические особен-ности больных сахарным диабетом // Прикладные информационные аспекты медицины. – 2014. – Т. 17, № 1. – С. 188–192. doi: 10.18499/2070-9277-2014-17-1-188-192

46.  Psychological and demographic correlates of glycaemic control in adult patients with type 1 diabetes / D.A. Hepburn, S.J. Langan, I.J. Deary [et al.] // Diabetic Medicine. – 1994. – Vol. 11, no. 6. – P. 578–582. doi: 10.1111/j.1464–5491.1994.tb02039.x

47.  Vellanki P., Umpierrez G.E. Iatrogenic hypoglycemia and quality of life in patients with type 2 diabetes mellitus // Rev Clin Esp (Barc). – 2014. – Vol. 215, no. 2. – P. 104–106. doi: 10.1016/j.rce.2014.11.017

48.  Мотовилин О.Г., Шишкова Ю.А., Суркова Е.В. Стратегии совладания (копингстратегии) у больных сахарным диабетом 1 и 2 типа на инсулинотерапии: связь с эмоциональным благополучием и уровнем гликемического контроля // Сахарный диабет. – 2015. – Т. 18, № 4. – С. 41–47. doi: 10.14341/DM7550

49.  Орлова М.М. Анализ адаптационных стратегий больных сахарным диабетом в зависимости от ситуации болезни // Сибирский психологический журнал. – 2011. – № 41. – С. 94–104.

50.  Черная М.Е., Волкова А.Р. Страх гипогликемии – барьер на пути к контролю сахарного диабета 1 типа // Эндокринология: новости, мнения, обучение. – 2022. – Т. 11. № 1. – С. 33–38. doi: 10.33029/2304-9529-2022-11-1-33-38

51.  Мельникова О.Г., Майоров А.Ю. Клинические и психологические аспекты гипогликемии при сахарном диабете // Сахарный диабет. – 2010. – Т. 13, № 3. – С. 46–50. doi: 10.14341/2072-0351-5487

52.  Патракеева Е.М., Дуничева М.Н., Залевская А.Г. Страх гипогликемии у пациентов с сахарным диабетом 1 типа // Сахарный диабет. – 2014. – Т. 17, № 2. – С. 66–75. doi: 10.14341/DM2014266-75

53.  Климонтов В. В. Нарушение распознавания гипогликемии при сахарном диабете: эпидемиология, механизмы развития, терапевтические подходы // Сахарный диабет. – 2018. – Т. 21, № 6. – С. 513–523. doi: 10.14341/DM9597

54.  Хромов А.Б. Пятифакторный личностный опросник: тест 5FPQ. Методические указания. – Курган: Курганский гос. университет, 2010. – 50 с.

55.  Бажин Е.Ф., Голынкина Е.А., Эткинд А.М. Опросник уровня субъективного контроля (УСК). – М.: Смысл, 1993. – 16 с.

56.  Psychometric properties of the hypoglycemia fear survey-II for adults with type 1 diabetes / L.A. Gonder-Frederick, K.M. Schmidt, K.A. Vajda [et al.] // Diabetes Care. – 2011. – Vol. 34, no. 4. – P. 801–806. doi: 10.2337/dc10-1343

 

References

1.  Maslova O.V., Suntsov Yu.I. Epidemiologiya sakharnogo diabeta i mikro-sosudistykh oslozhnenii. Sakharnyi diabet, 2011, vol. 14, no. 3, pp. 6–11. (In Russ.). doi: 10.14341/2072-0351-6216

2.  Yarmolinskaya M.I., Andreeva N.Yu., Abashova E.I., Misharina E.V. Eksperimental'nye modeli sakharnogo diabeta 1-go tipa. Zhurnal akusherstva i zhenskikh boleznei, 2019, vol. 68, no. 2, pp. 109–118. (In Russ.). doi: 10.17816/JOWD682109-118

3.  Dedov I.I., Shestakova M.V., Maiorov A.Yu., Shamkhalova M.Sh., Nikonova T.V., Sukhareva O.Yu., et al. Klinicheskie rekomendatsii. Sakharnyi diabet 1 tipa u vzroslykh. Sakharnyi diabet, 2020, vol. 23, no. 1S, pp. 42–114. (In Russ.). doi: 10.14341/ DM20201S

4.  Shishkova Yu.A., Motovilin O.G., Surkova E.V., Maiorov A.Yu. Glikemicheskii kontrol', kachestvo zhizni i psikhologicheskie kharakteristiki bol'nykh sakharnym diabetom 1 tipa. Sakharnyi diabet, 2013, vol. 16, no. 4, pp. 58–65. (In Russ.). doi: 10.14341/DM2013458-65

5.  Anorboev Zh.A., Umirov Sh.T., Salaidinov O.R., Togaeva G.S. Sakharnyi diabet: epidemiya stoletiya. Science and Education, 2023, vol. 4, no. 5, pp. 555–564. (In Russ.). Available at: https://openscience.uz/index.php/sciedu/article/view/5756 (accessed 13 May 2024).

6.  Wild D., von Maltzahn R., Brohan E., Christensen T., Clauson P., Gonder-Frederick L. A critical review of the literature on fear of hypoglycemia in diabetes: Implications for diabetes management and patient education. Patient Education and Counseling, 2007, vol. 68, no. 1, pp. 10–15. doi: 10.1016/J.PEC.2007.05.003

7.  Cox D.J., Irvine A., Gonder-Frederick L., Nowacek G., Butterfield J. Fear of hypoglycemia: quantification, validation, and utilization. Diabetes Care, 1987, vol. 10, no. 5, pp. 617–621. doi: 10.2337/diacare.10.5.617

8.  Surwit R.S., Scovern A.W., Feinglos M.N. The role of behavior in diabetes care. Diabetes Care, 1982, vol. 5, no. 3, pp. 337–342. doi: 10.2337/diacare.5.3.337

9.  Emral R., Pathan F., Cortés C.A.Y., El-Hefnawy M.H., Goh S.-Y., Gómez A.M., et. al. Self-reported hypoglycemia in insulin-treated patients with diabetes: Results from an international survey on 7289 patients from nine countries. Diabetes Research and Clinical Practice, 2017, vol. 134, pp. 17–28. doi: 10.1016/j.diabres.2017.07.031

10.  Przezak A., Bielka W., Molęda P. Fear of hypoglycemia – an underestimated problem. Brain Behav, 2022, vol. 12, no. 7, p. e2623. doi: 10.1002/brb3.2633

11.  Hendrieckx C., Halliday J.A., Beeney L.J., Speight J. Diabetes and emotional health: a practical guide for health professionals supporting adults with type 1 or type 2 diabetes. 2nd edition. Canberra: National Diabetes Services Scheme, 2020. Available at: https://www.ndss.com.au/wp-content/uploads/resources/diabetes-emotional-health-handbook.pdf (accessed 13 May 2024).

12.  Kalra S., Jena B.N., Yeravdekar R. Emotional and psychological needs of people with diabetes. Indian Journal of Endocrinology and Metabolism, 2018, vol. 22, no. 5, pp. 696–704. doi: 10.4103/ijem.IJEM_579_17

13.  Smirnova O. M. Perspektivy lecheniya i profilaktiki sakharnogo diabeta 1 tipa. Sakharnyi diabet, 2000, vol. 3, no. 2, pp. 13–16. (In Russ.).

14.  Starostina E.G., Antsiferov M.B., Galstyan G.R., Dedov I.I. Effektivnost' programmy intensivnogo lecheniya i obucheniya bol'nykh sakharnym diabetom 1 tipa. Problemy Endokrinologii – Problems of Endocrinology, 1994, vol. 40, no. 3, pp. 15–19. (In Russ.). doi: 10.14341/ probl12004

15.  Ibragimova L.I., Filippov Yu.I., Maiorov A.Yu. Effektivnost' obucheniya i kachestvo zhizni u bol'nykh sakharnym diabetom 1 tipa na pompovoi insulinoterapii. Sakharnyi diabet, 2012, vol. 15, no. 1, pp. 35–40. (In Russ.). doi: 10.14341/2072-0351-5977

16.  Il'ina E.I. Otsenka effektivnosti obucheniya v shkole diabeta detei i podrostkov s sakharnym  diabetom  1  tipa.  Smolenskii  meditsinskii  al'manakh,  2021,  no. 1, pp. 137–139. (In Russ.).

17.  Isachenkova O.A., Rol' stressa v patogeneze sakharnogo diabeta i ego oslozhnenii, vozmozhnye mekhanizmy razvitiya i metody korrektsii. Meditsinskii al'manakh, 2008, no. 4, pp. 178–181. (In Russ.).

18.  Sharma K., Akre Sc., Chakole Sw., Wanjari M.B. Stress-induced diabetes: a review. Cureus, 2022, vol. 14, no. 9, p. e29142. doi: 10.7759/cureus.29142

19.  Khieva E.V., Suplotova L.A., Raeva T.V. Puti povysheniya effektivnosti obucheniya patsientov s sakharnym diabetom 2 tipa v usloviyakh povsednevnoi praktiki vracha-endokrinologa. Ural'skii meditsinskii zhurnal, 2019, no. 14, pp. 44–47. (In Russ.).

20.  Prodovikova A.G., Imaykina L.R. The relationship between personality traits and compliance in patients with diabetes mellitus. Psikhologicheskie issledovaniya – Psychological Studies, 2023, vol. 16, no. 87, pp. 4. (In Russ.). doi: 10.54359/ps. v16i87.1350

21.  Yakunina E.O. Vliyanie emotsii na zabolevanie sakharnyi diabet 1-go tipa. Vestnik nauki, 2021, vol. 3, no. 5, pp. 30–34. (In Russ.).

22.  Uchida T., Ueno H., Konagata A., Nakamura T., Taniguchi N., Nabekura H., et al. Association between personality traits and glycemic control after inpatient diabetes education. Metabolism Open, 2023, vol. 18, p. 100244. doi: 10.1016/j.metop.2023. 100244

23.  Gordon D., Fisher S.G., Wilson M., Fergus E., Paterson K.R., Semple C.G. Psychological factors and their relationship to diabetes control. Diabetic Medicine, 1993, vol. 10, no. 6, pp. 530–534. doi: 10.1111/j.1464-5491.1993.tb00115.x

24.  Sidorov P.I., Solovyov A.G., Novikova I.A. Social and psychological aspects of life quality of diabetics. Problemy endokrinologii – Problems of Endocrinology, 2002, vol. 48, no. 1, pp. 9–13. (In Russ.). doi: 10.14341/probl11417

25.  Nikolaeva A.A., Khabarova T.Yu. Osobennosti sotsial'noi adaptatsii detei, zabolevshikh sakharnym diabetom. Tsentral'nyi nauchnyi vestnik. (In Russ.). Available at: http://cscb.su/n/010201/010205.htm (accessed 13 May 2024).

26.  Safronov D.A., Sur'yaninova T.I., Fetisova A.S. Osobennosti psikhologicheskoi adaptatsii detei, bol'nykh sakharnym diabetom. Mezhdunarodnyi zhurnal prikladnykh i fundamental'nykh issledovanii, 2020. no. 1, pp. 52–57. (In Russ.). Available at: https://applied-research.ru/ru/article/view?id=12996 (accessed 13 May 2024).

27.  Gonder-Frederick L.A., Fisher C.D., Ritterband L.M., Cox D.J., Hou L., DasGupta A.A., Clarke W.L. Predictors of fear of hypoglycemia in adolescents with type 1 diabetes and their parents. Pediatric Diabetes, 2006, vol. 7, no. 4, pp. 215–222. doi: 10.1111/j.1399-5448.2006.00182.x

28.  Shiu A.T., Wong R.Y. Fear of hypoglycaemia among insulin-treated Hong Kong Chinese patients: implications for diabetes patient education. Patient Educ Couns, 2000, vol. 41, no. 3, pp. 251–261. doi: 10.1016/s0738-3991(99)00084-1

29.  Martyn-Nemeth P., Farabi S.S., Mihailescu D., Nemeth J., Quinn L. Fear of hypoglycemia in adults with type 1 diabetes: impact of therapeutic advances and strategies for prevention – a review. Journal of Diabetes and Its Complications, 2016, vol. 30, no. 1, pp. 167–177. doi: 10.1016/j.jdiacomp.2015.09.003

30.  Chuvakov G.I. Features of cognitive processes in children with diabetes. Problemy Endokrinologii – Problems of Endocrinology. 1999, vol. 45, no. 2, pp. 3–6. (In Russ.). doi: 10.14341/probl11726

34.  Loskutova E.A. Psychosomatic aspect of anxiety in individuals with diabetes. Vestnik Mariiskogo gosudarstvennogo universiteta – Vestnik of the Mari State University, 2018, vol. 12, no. 2, pp. 92–99. (In Russ.). doi: 10.30914/2072-6783-2018-12-2-92-99

35.  Khusnullina E.V. Faktory, vliyayushchie na komplaentnost' podrostkov, poluchayushchikh lechenie po povodu sakharnogo diabeta. Innovatsionnye tekhnologii v endokrinologii. Sbornik tezisov IV (XXVII) Natsional'nogo kongressa endokrinologov s mezhdunarodnym uchastiem (Moskva, 22–25 sentyabrya 2021 goda) [Innovative Technologies in Endocrinology. Collection of abstracts of the IV (XXVII} National Congress of Endocrinologists]. Moscow, Pechatnykh Del Master Publ., 2021, p. 393. (In Russ.).

36.  Lane J.D., McCaskill C.C., Williams P.G., Parekh P.I., Feinglos M.N., Surwit R.S. Personality correlates of glycemic control in type 2 diabetes. Diabetes care, 2000, vol. 23, no. 9, pp. 1321–1325. doi: 10.2337/diacare.23.9.1321

37.  Lane J.D., Stabler B., Ross S.L., Morris M.A., Litton J.C., Surwit R.S. Psychological predictors of glucose control in patients with IDDM. Diabetes Care, 1988, vol. 11, no. 10, pp. 798–800. doi: 10.2337/diacare.11.10.798

38.  Friedman S., Vila G., Timsit J., Boitard C., Mouren-Simeoni M.C. Anxiety and depressive disorders in an adult insulin-dependent diabetic mellitus (IDDM) population: relationships with glycaemic control and somatic complications, European Psychiatry, 1998, vol. 13, no. 6, pp. 295–302. doi:10.1016/s0924-9338(98)80047-3

39.  Rouland A., Chauvet-Gelinier J-C., Sberna A-L., Crevisy E., Buffier P., Mouillot T., et al. Personality types in individuals with type 1 and type 2 diabetes. Endocr Connect, 2020, vol. 9, no. 3, pp. 254–260. doi: 10.1530/EC-19-0499

40.  Kalra S., Jena B.N., Yeravdekar R. Emotional and psychological needs of people with diabetes. Indian Journal of Endocrinology and Metabolism, 2018, vol. 22, no. 5, pp. 696–704. doi: 10.4103/ijem.IJEM_579_17

41.  Lustman P.J., Anderson R.J., Freedland K.E., de Groot M., Carney R.M., Clouse R.E. Depression and poor glycemic control: a meta-analytic review of the literature. Diabetes Care, 2000, vol. 23, no. 7, pp. 934–942. doi: 10.2337/diacare.23. 7.934

42.  Schram M.T., Baan C.A., Pouwer F. Depression and quality of life in patients with diabetes: a systematic review from the European depression in diabetes (EDID) research consortium. Current Diabetes Reviews, 2009, vol. 5, no. 2, pp. 112–119. doi: 10.2174/ 157339909788166828

43.  Valieva D.A. Psikhoemotsional'nye osobennosti patsientov s sakharnym diabetom. Vestnik sovremennoi klinicheskoi meditsiny, 2014, vol. 7, no. 1, pp. 69–77. (In Russ.).

44.  Esmaeilinasab M., Ebrahimi M., Mokarrar M.H., Rahmati L., Mahjouri M.Y., Arzaghi S.M. Type II diabetes and personality; a study to explore other psychosomatic aspects of diabetes. Journal of Diabetes and Metabolic Disorders, 2016, vol. 15, p. 54. doi: 10.1186/s40200-016-0281-3

45.  Trofimova G.I., Gorshkov I.P., Volynkina A.P. Psikhologicheskie osobennosti bol'nykh sakharnym diabetom. Prikladnye informatsionnye aspekty meditsiny, 2014, vol. 17, no. 1, pp. 188–192. (In Russ.). doi: 10.18499/2070-9277-2014-17-1-188-192

46.  Hepburn D.A., Langan S.J., Deary I.J., Macleod K.M., Frier B.M. Psychological and demographic correlates of glycaemic control in adult patients with type 1 diabetes. Diabetic Medicine, 1994, vol. 11, no. 6, pp. 578–582. doi: 10.1111/j.1464-5491.1994. tb02039.x

47.  Vellanki P., Umpierrez G.E. Iatrogenic hypoglycemia and quality of life in patients with type 2 diabetes mellitus. Rev Clin Esp (Barc), 2014, vol. 215, no. 2, pp. 104–106. doi: 10.1016/j.rce.2014.11.017

48.  Motovilin O.G., Shishkova Yu.A., Surkova E.V. Strategii sovladaniya (kopingstrategii) u bol'nykh sakharnym diabetom 1 i 2 tipa na insulinoterapii: svyaz' s emotsional'nym blagopoluchiem i urovnem glikemicheskogo kontrolya. Sakharnyi diabet, 2015, vol. 18, no. 4, pp. 41–47. (In Russ.). doi: 10.14341/DM7550

49.  Orlova M.M. The analysis of adaptive mechanisms at different stages of diabetes. Sibirskii psikhologicheskii zhurnal – Siberian Journal of Psychology, 2011, no. 41, pp. 94–104. (In Russ.).

50.  Chernaya M.E., Volkova A.R. Fear of hypoglycemia – the barrier to control of type 1 diabetes mellitus. Endokrinologiya: novosti, mneniya, obuchenie – Endocrinology: News, Opinions, Training, 2022, vol. 11, no. 1, pp. 33–38. (In Russ.). doi: 10.33029/ 2304-9529-2022-11-1-33-38

51.  Mel'nikova O.G., Maiorov A.Yu. Klinicheskie i psikhologicheskie aspekty gipoglikemii pri sakharnom diabete. Sakharnyi diabet, 2010, vol. 13, no. 3, pp. 46–50. (In Russ.). doi: 10.14341/2072-0351-5487

52.  Patrakeeva E.M., Dunicheva M.N., Zalevskaya A.G. Strakh gipoglikemii u patsientov s sakharnym diabetom 1 tipa.  Sakharnyi  diabet,  2014,  vol. 17,  no. 2, pp. 66–75. (In Russ.). doi: 10.14341/DM2014266-75

53.  Klimontov V. V. Narushenie raspoznavaniya gipoglikemii pri sakharnom diabete: epidemiologiya, mekhanizmy razvitiya, terapevticheskie podkhody. Sakharnyi diabet, 2018, vol. 21, no. 6, pp. 513–523. (In Russ.). doi: 10.14341/DM9597

54.  Khromov A.B. Pyatifaktornyi lichnostnyi oprosnik: test 5FPQ. Metodicheskie ukazaniya [Five-factor personality questionnaire: the 5FPQ test. Methodological guidelines]. Kurgan: Kurganskii gos. universitet Publ., 2010. 50 p. (In Russ.).

55.  Bazhin E.F., Golynkina E.A., Etkind A.M. Oprosnik urovnya sub"ektivnogo kontrolya (USK) [The questionnaire of the level of subjective control (USC)]. Moscow, Smysl Publ., 1993. 16 p.

56.  Gonder-Frederick L.A., Schmidt K.M., Vajda K.A., Greear M.L., Singh H., Shepard J.A., Cox D.J. Psychometric properties of the hypoglycemia fear survey-II for adults with type 1 diabetes. Diabetes Care, 2011, vol. 34, no. 4, pp. 801–806. doi: 10.2337/dc10-1343

 

Для цитирования

УДК 159.9

Бизюк А.П., Коновалик Л.Т. Личностные предпосылки страха гипогликемии у пациентов с сахарным диабетом 1 типа // Медицинская психология в России: сетевой науч. журн. – 2023. – T. 15, № 3. – С. 2. – URL: http://mprj.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Personal prerequisites for fear of hypoglycemia in patients with
type 1 diabetes mellitus

Bizyuk A.P.1
E-mail: a_biziuk@yahoo.com

Konovalik L.T.1
E-mail: konovalik2000212@gmail.com

1 Pavlov First Saint Petersburg State Medical University
L'va Tolstogo str. 6-8, Saint Petersburg, 197022, Russia
Phone: +7 (812) 338-66-00

Abstract

The presence of type 1 diabetes mellitus (T1DM) and a history of acute hypoglycemia is often accompanied by the emergence of a fear of a corresponding condition in the future, in parallel leading to a bias in self-control of eating behavior in favor of sometimes excessive intake of carbohydrate-containing foods, which leads to distant, but poorly understood at the moment adverse consequences. It is assumed that inadequacy in assessing the prospects for deterioration in health can be determined by a complex of personal characteristics that maladaptively enhance such a phenomenon.

The purpose of the article is to clarify the role of psychological qualities in the formation of fear of hypoglycemia.

Research methods: Spielberger – Khanin scale for assessing the level of personal and situational anxiety, five-factor personality questionnaire (version 5FPQ Heijiro Tsuji adapted by A. B. Khromov, "Type of attitude towards illness" (TOBOL) technique, subjective control level questionnaire (USC), technique Hypoglycemia Fear Scale (HFS-II).

Results: high values of fear of hypoglycemia are observed with increased indicators of extraversion, affection, self-control, expressiveness and neuroticism. This is also facilitated by hypochondriacal and anxious types of attitudes towards whiteness. A tendency towards isolation, focus on one’s interests, individualism, independence, low emotionality and reduced empathy are characteristic of lower values of fear of hypoglycemia. Preventive forms of behavior are more typical for patients with a realistic assessment of events.

Keywords: type 1 diabetes mellitus, fear of hypoglycemia, extraversion, attachment, self-control, neuroticism, expressiveness, anxiety, preventive behavior

For citation

Bizyuk A.P., Konovalik L.T. Personal prerequisites for fear of hypoglycemia in patients with type 1 diabetes mellitus. Med. psihol. Ross., 2023, vol. 15, no. 3, p. 2. (In Russ.). Available at: http://mprj.ru

 

  В начало страницы В начало страницы

 

Портал medpsy.ru

Предыдущие
выпуски журнала

2023 год

2022 год

2021 год

2020 год

2019 год

2018 год

2017 год

2016 год

2015 год

2014 год

2013 год

2012 год

2011 год

2010 год

2009 год